«Тавра» раскола

«Тавра» раскола

Истории 11 июня 2021 Игорь Лесовских

На карте Свердловской области появилась новая точка социального напряжения. На родине уральских марийцев – в селе Русская Тавра – произошёл раскол среди сельчан из-за смены власти в некогда ведущем хозяйстве района «Тавра». Одни считают изменения рейдерским захватом со стороны красноуфимского депутата и видного единоросса Владимира Айметова, другие уверены, что таким образом новый хозяин спасает своих односельчан от разграбления прежней командой топ-менеджеров. «Октагон.Урал» на месте разбирался в тонкостях сельского раскола.

Уральское село Русская Тавра раскинулось в живописном месте. С одной стороны обширные поля и луга, с другой – река Тавра, давшая название поселению. Это практически самая западная точка области, которая вплотную граничит с Башкирией. Исторически Русская и Большая Тавра (оба села вплотную граничат) являются наиболее крупными из местных поселений и считаются родиной уральских марийцев.

Общее количество жителей на два села составляет порядка 2 тысяч человек. Частные дома в селе ухожены, жители ездят на иномарках и нестареньких ВАЗах, а административные здания явно недавно ремонтировались – например на местном Доме культуры ещё свежа краска.

Однако часть местных жителей считает, что ситуация скоро может измениться из-за пертурбаций в руководстве главного экономического актива села – сельхозпредприятия «Тавра».

В декабре прошлого года в компании произошла смена руководства – к власти пришла семья депутата Красноуфимского округа Владимира Айметова – владельца нескольких агропредприятий и видного единоросса.

После этого в «Тавре» начался корпоративный конфликт между совладельцами компании – жителями Русской Тавры.

– Смена руководства привела к расколу населения на два лагеря – тех, кто за новое руководство, и тех, кто против и поддерживает прежний топ-менеджмент. Я лично не поддерживала ни одну из сторон. Но мне не понятно, что будет дальше с «Таврой». А ведь пока «Тавра» работает, будут работать и школа, и детские садики, и больница, и почта, – рассказывает «Октагон.Урал» депутат Красноуфимской думы, курирующей тавринские сёла, Зинаида Пастухова.

Жители, вставшие в оппозицию к новому руководству, опасаются, что если к решению конфликта не удастся привлечь внимание региональной власти и областных силовиков, то Русская Тавра повторит судьбу своего соседа – села Юва, где до 2006 года существовал один из крупных колхозов – «Ювинский». В результате передела власти, в котором тогда тоже принимал участие Владимир Айметов, предприятие было обанкрочено и фактически прекратило своё существование. О сельхозпредприятии сейчас напоминают только заброшенные коровники и разваливающиеся здания управления колхоза и колхозной столовой.

Жители Русской Тавры опасаются посторения судьбы колхоза «Ювинский», от которого после банкротства в 2006 году остались только заброшенные разваливающиеся здания.Жители Русской Тавры опасаются посторения судьбы колхоза «Ювинский», от которого после банкротства в 2006 году остались только заброшенные разваливающиеся здания.

Тревожные сигналы в работе хозяйства есть. Только за текущий год к «Тавре» было подано 17 исков от различных контрагентов, в том числе и по долгам за поставки продукции. И это необычно, так как, согласно картотеке арбитражных дел, сельхозпредприятие раньше практически не фигурировало в судебных спорах – они были единичными.

Как пояснили «Октагон.Урал» в ижевской компании «Агроальянс», которая взыскивает порядка 1 млн рублей, проблемы с оплатой начались с декабря прошлого года, после чего в «Тавре» заявили, чтобы контрагент обращался в суд, так как добровольно долг ему возвращать не будут. При этом о намерении подать на банкротство ООО «Тавра» публично заявил и другой контрагент – СКПК «Уралецъ», – который пытается взыскать с предприятия 5,9 млн рублей.

Былая слава «Тавры»

«Тавра» начала свою деятельность в 1979 году. Тогда владельцами предприятия были сотни местных жителей, которые сами работали в хозяйстве и владели паями имущества колхоза – землями и коровами. Время расцвета предприятия пришлось на конец 90-х годов, когда у руля сельхозтоварищества стоял известный уральский агроном Станислав Егоршин. За свою работу в 1997 году из рук президента Бориса Ельцина он получил госнаграду – ему было присвоено почётное звание заслуженного агронома России.

Согласно сервису Kartoteka.ru, в 2003 году состоялась последняя реорганизация сельхозпредприятия – из ЗАО оно было преобразовано в ООО. Учредителями компании стали 20 жителей села, получивших доли от 1 до 15 процентов. Как уверяют нынешние учредители, за каждым из них по факту были десятки сельчан, которые доверили свои голоса избранным участникам.

Тяжёлые 90-е предприятию удалось не только прожить без проблем, но даже улучшить показатели.Тяжёлые 90-е предприятию удалось не только прожить без проблем, но даже улучшить показатели.

Хозяйство успешно развивалось и стало одним из крупных производителей молока в регионе. При этом оно сохранило независимость от крупных агропромышленных групп. По данным статистики Красноуфимского управления агропромышленного комплекса, на 2020 год «Тавра» уверенно входила в лидеры по молочным надоям.

На тот момент в хозяйстве насчитывалось стадо более 1,5 тысячи голов. Само же сырьё поставлялось на два региона: в Свердловскую область (Ревдинский молочный комбинат) и в соседний Пермский край (Юговской комбинат молочных продуктов), что позволяло «Тавре» получать ежемесячно до 8 млн рублей выручки, которая полностью оставалась в селе.

Сельский раскол

Впрочем, признают учредители «Тавры», в последние годы финансовое благополучие начало ухудшаться, стало процветать воровство и в итоге 2019 год хозяйство закончило с убытками. Чтобы изменить ситуацию, летом 2020 года учредители сменили прежнее руководство предприятия на молодого юриста Михаила Егорова, который приходился внуком одному из учредителей. Как рассказывают жители, его жёсткий метод управления понравился в селе не всем, хотя компания и начала гасить свои накопившиеся долги.

Уже к зиме по селу начали распространяться анонимные листовки с призывами о внеочередном собрании сельчан и смене руководства «Тавры». В листовках заявлялось, что если люди не пойдут на этот шаг, то предприятие будет разграблено.

Местные жители поняли, что за листовками стоит Владимир Айметов. Он сам уроженец Русской Тавры и до этого уже предпринимал попытки взять предприятие под контроль, не единожды призывал односельчан поднять вопрос о смене руководства.

Когда зимой по селу распространялись листовки с призывами о внеочередном собрании и смене руководства «Тавры», жители поняли, что за этим стоит Айметов.Когда зимой по селу распространялись листовки с призывами о внеочередном собрании и смене руководства «Тавры», жители поняли, что за этим стоит Айметов.

– Мы 90-е прожили без последствий, а тут устоять не удалось. Он начал работать и с учредителями «Тавры», и с работниками. Обещал, что хозяйство станет народным, а те, кто будет у него работать, получат большие зарплаты. Такие же попытки предпринимал и 10 лет назад, когда ООО «Тавра» только создавалось, но тогда ему это не удалось – в состав учредителей он не вошёл. Надо отдать должное, управлять людьми он умеет – кого-то берёт деньгами, кого-то страхом, – рассказывает один из учредителей ООО «Тавра» Надежда Качиева (владеет долей в 8,6 процента).

В итоге, рассказывают оппозиционные совладельцы, депутату удалось переманить на свою сторону нескольких участников ООО, один из которых, Сергей Хамзин (владеет долей в 11,7 процента), выдал ему доверенность на право представлять его интересы как совладельца компании. И 12 декабря 2020 года было проведено внеочередное общее собрание участников, где произошла смена руководства «Тавры».

– Это была какая-то базарная площадь. Я даже аудио записывала. Там собрали десятки работников «Тавры», не учредителей, а именно работников. Прошло голосование за нового гендиректора, которым была назначена экс-супруга депутата Валентина Айметова. Фактически там голосовали 16 из 20 участников ООО, и голоса распределились почти поровну – разница была в пару процентов в пользу Айметовой. Но в регистрационный орган ушёл уже другой протокол, о том, что нового гендиректора поддержало 57 процентов учредителей, – рассказывает председатель профсоюза предприятия Нелля Иванова (её тесть владеет 6,7 процента пакета «Тавры»).

Коровы ушли, а «урожайки» остались

Как рассказывают бывшие сотрудники хозяйства, сразу после смены руководства с «Тавры» начался вывод активов и увольнение работников.

– Буквально на следующий день после избрания новый гендиректор сказала мне подготовить бланки о добровольном увольнении из «Тавры» людей и устройстве их в ООО «Урал», где гендиректором был сам Владимир Айметов. Но я не стала людей принуждать это делать – многие просто не понимали, зачем им это. На 30 декабря, когда я уволилась из компании, такое заявление написали всего пять–шесть человек, – пояснила «Октагон.Урал» экс-кадровик «Тавры» Надежда Дмитриева.

После смены руководства начался перевод активов из «Тавры» в ООО «Урал»После смены руководства начался перевод активов из «Тавры» в ООО «Урал»

Уже в январе с ООО «Тавра» на ООО «Урал» было переведено и всё стадо – более 1,5 тысячи голов крупного рогатого скота. Как следовало из акта, санкционировали передачу коров лично новый гендиректор «Тавры» и его подчинённые – зоотехник и ветврач.

Затем в «Тавре» появились «урожайки» – зелёные ламинированные чеки по 500 и 1000 рублей на бланках РСФСР, на которые можно отовариться в местных магазинах райпотребсоюза.

– Стали немного придерживать зарплату и начали предлагать «урожайки», на которые можно отовариться в местном райпо. Меня бригадир позвал такой и говорит: «Распишись и бери вот пять “урожаек”». Ну я отказался – я ж на них бензин не куплю. Говорю: «Деньги будут – зови». А сам видел, что кто-то и за 30 «урожаек» расписывался, – рассказывает механизатор «Тавры» Александр Илибаев.

Вместо зарплаты сотрудникам стали предлагать «урожайки», на которые можно отовариваться в некоторых магазинах.Вместо зарплаты сотрудникам стали предлагать «урожайки», на которые можно отовариваться в некоторых магазинах.

Как оказалось, в местных магазинах действительно принимают эти бумаги, хотя и неохотно. На наших глазах бывший сотрудник бухгалтерии «Тавры» Нина Миканина попыталась купить хлеб, но не смогла – в кассе не было сдачи с тысячной «урожайки».

– Обычно приходится покупать продукты ровно на номинал «урожайки», а это неудобно, – говорит жительница.

В самом райпо уверяют, что не видят ничего плохого ни в смене руководства «Тавры», ни в появлении подобной схемы расплаты с работниками.

– Мы Владимиру Ивановичу [Айметову] верим. Он здешний, тут родился и село в обиду не даст. Люди работают, зарплату получают, на «урожайки» могут продукты купить.

Не все магазины в селе принимают «урожайки» – например частные предприниматели на такие схемы не идут.

Кассиры неохотно принимают «урожайки». Приходится закупаться только без сдачи.Кассиры неохотно принимают «урожайки». Приходится закупаться только без сдачи.

– Мне пытались предложить работать с «урожайками», но я отказалась. Предполагается, что потом магазины могут обменять эти бумаги на деньги, но там ещё с них комиссию надо будет заплатить за перевод. Нам этот вариант не подходит. Но то, что людей с «урожайками» стало много, – факт, – рассказала «Октагон.Урал» владелица одного из частных магазинов.

Правоохранители наблюдают издалека

Как рассказывают представители бывшего топ-менеджмента «Тавры», они неоднократно пытались добиться объективной проверки происходящего на сельхозпредприятии от правоохранительных органов, но безуспешно.

– Куда бы мы ни писали, куда бы ни обращались, все материалы спускаются в Красноуфимск, где Айметов имеет немалый вес и влияние. И все наши заявления о незаконном выводе активов из «Тавры», признаках преднамеренного банкротства ни к чему не приводят – постоянно выносятся отказные материалы. Хотя, по нашему мнению, факт нарушения налицо – соучредители ООО не принимали никакого решения о передаче стада в стороннюю компанию. Более того, оказалось, что за самые дойные месяцы всё молоко тавринских коров сдавалось на заводы не от нашего юрлица, а от «Урала» – а это прямые ежемесячные убытки на сумму порядка 8 млн рублей, – рассказывает бывший гендиректор предприятия Михаил Егоров.

Бывший глава предприятия Михаил Егоров не раз подавал заявления о незаконных действиях нового руководства, но безрезультатно.Бывший глава предприятия Михаил Егоров не раз подавал заявления о незаконных действиях нового руководства, но безрезультатно.

По его словам, позже стало понятно, что подобная схема вывода активов использовалась депутатом и в хозяйстве «Ювинское» в Юве, которое было обанкрочено в 2006 году. Как пояснил «Октагон.Урал» конкурсный управляющий колхоза Евгений Легалов, в 2009 году он действительно обращался в правоохранительные органы, заподозрив Владимира Айметова в выводе активов, но в итоге проверка ни к чему не привела – нарушения не были установлены.

– Поймите, тут, как в Кущёвке, – всё схвачено, всё в руках одного человека. Всех, кто идёт против, сейчас просто давят. Вот у Егорова тоже начались проблемы – по заявлениям Айметова силовики работают быстро, всё что нужно возбуждают, а по нашим заявлениям нам приходится самим звонить и просить, чтобы нас опросили и показания взяли, – сетует бывший главный инженер «Тавры» Алексей Качиев.

Спасение села в рамках закона

Обвинения оппонентов сам Владимир Айметов считает необоснованными. По его мнению, он полностью действует в правовом поле и защищает интересы родного села.

– Говорить о каком-то рейдерстве с моей стороны просто смешно – я спасаю хозяйство. Какое рейдерство, если мы проводили собрание пайщиков. С начала года я уже вложил сюда свои 20 млн рублей. Меня поддерживают 400 человек – это пайщики, которые на самом деле владеют «Таврой». Сейчас мы оформляем документы и создаём новое юрлицо, где все жители будут владельцами сельхозпредприятия, – заявил «Октагон.Урал» депутат.

По его словам, по фактам хищений бывшим руководством предприятия уже возбуждены несколько уголовных дел.

– «Урожайки», против которых выступают оппоненты, – это своего рода талоны на питание. Я их 15 лет использую уже, чтобы люди видели деньги и могли хотя бы покупать себе еду. Потом я с магазинами рассчитываюсь за купленные у них товары. Меня не раз проверяли и прокуроры, и полиция и ничего незаконного в этом не нашли, – заключил Владимир Айметов.

В целом бизнесмена поддерживают и в районной администрации. В управлении АПК Красноуфимска корреспонденту «Октагон.Урал» заявили, что хозяйства «Тавра» больше нет – все его собственники перешли в фирму «Урал» и опасения жителей о том, что из села выведут всех коров, беспочвенны.

– Пайщики перешли с имуществом в «Урал». Коровы находятся на своих местах, их никто не похищал, – заявили изданию в управе. Правда, на момент подготовки материала в этом ООО был лишь один собственник, никак не связанный ранее с «Таврой».

Учредители, которые не примкнули к оппозиции и де-юре выступают на стороне нового руководства, от общения с корреспондентом «Октагон.Урал» отказались. Не стали пояснять свою точку зрения Сергей Хамзин (владеет долей в 11,7 процента) и Семён Илимбаев (владеет долей в 15,2 процента).

– Я не понимаю, кто здесь прав, а кто виноват. Кому верить. Пускай суд разбирается, – коротко сказал Илимбаев.